История жизни Ахмада Мудаева — автора дневника akhmad-goytinski.ru

Everything is for you

Дорогой читатель, добро пожаловать в мой блог! Меня зовут Ахмад Гапурович Мудаев, и я искренне рад, что вы решили познакомиться с моим дневником. Здесь вы сможете узнать, какими профессиями я владею, какими навыками обладаю, и из этого понять, в чем я могу вам помочь.

В этой заметке я хочу рассказать вам о себе, о своем жизненном пути и о множестве освоенных мной профессий. Надеюсь, вам будет интересно познакомиться с моей биографией.

Детство

Akhmad_ded

Я появился на свет холодным февральским утром в небольшом посёлке Октябрьск, что в Семипалатинской области. На улице бушевала метель и я громким криком оповестил мир о своём рождении.

Наша семья принадлежала к рабочему классу: отец работал сразу на двух работах – заведующим на торговом складе и снабженцем, он как мог старался обеспечить нас самым необходимым. Несмотря на тяжелые времена мы жили верой в светлое будущее.

Но надежда на счастливую жизнь, к сожалению, не является ее гарантом. Однажды, закончив с работой на складе, мой отец, Гапур Ахмудович, пошёл в каменноугольную шахту, где работал снабженцем. Внутри велись взрывные работы – и моего отца, стоявшего у входа, завалило камнями.

При сегодняшней медицине он мог бы остаться в живых. Раны были не смертельными, нужно было лишь сделать операцию, но из-за халатности врачей мой отец умер.

После его гибели, моя мать Хазант начала искать своих родственников. Она была домохозяйкой и не имела никакой профессии – ее долгом было поддержание тепла и уюта в доме.

Начался голод, повсеместно умирали люди. В отчаянии мама продала всё имущество за копейки. С двумя детьми на руках (двух лет и шести месяцев) она пыталась найти своих родственников.

В то время власти запрещали просто так разъезжать по стране, и только факт потери кормильца позволил матери добиться разрешения.

Переезд в Кокчетавский область Большой Изюм

Добившись разрешения от властей и переехав в Кокчетавскую область, моя мать начала объезжать ближайшие населённые пункты в поисках своих родственников. Долгий и трудный путь прошла она в эти суровые времена.

Ей удалось узнать, что ее родня живет в Чарском районе, оставалось только выяснить, в каком именно селе находятся родственники. И ей это удалось – мать нашла своего брата, у которого и прошло мое детство.

Через три года после нашего переезда, маме предложили выйти замуж за Юсупа – доброго мужчину, потерявшего 14 детей, и она согласилась. Спустя некоторое время после свадьбы нас с сестрой забрали жить в новую семью.

Несмотря на тяготы жизни, в моём детстве было много радостных моментов – я подружился с соседским мальчиком Ваней, мы вместе бегали играть к детям моего дяди. Однажды летом мама купила нам трёхколёсный велосипед, и мы все вместе на нем катались.

Время пролетело быстро, наступила школьная пора. Мама подготовила нас к учёбе: меня в первый, а сестру во второй класс. Так и началась моя школьная жизнь.

Юность

Спустя какое-то время пришла новость: разрешение вернуться на родину. Тогда я не понимал, что значит вернуться в родные места. Здесь, в школе было интересно. Я старался учиться хорошо. Несмотря на то, что я был очень шустрым мальчиком, учителя хвалили меня перед учениками. За моими хорошими оценками стоял ежедневный упорный труд. Я любил узнавать и открывать для себя что-то особенное.

Однажды надвигалась очень суровая зима. В этих местах бывали сильные метели, меня это очень беспокоило. Я не понимал, как буду ходить в школу во время бури. Мама придумала выход. Она сказала, что будет привязывать меня к себе веревкой и тащить в школу.

Тот год оказался не таким суровым, как предыдущий, но пару раз, как рассказывала мать, ей всё же приходилось тащить меня в школу, привязав верёвкой к себе.

Возвращение на родину, домашняя жизнь и учёба

С приходом весны нужно было возвращаться на родину. Предстоял тяжёлый и долгий путь: всё нажитое хозяйство пришлось бросить или в лучшем случае отдать за бесценок, а также мне пришлось оставить школу.

Дорога домой оказалась нелегкой: ехать пришлось в холодное время года. Мы ехали почти две недели, наблюдая, как за окном менялись пейзажи . Мы останавливались на вокзалах, чтобы купить еду и лакомства. И вот, доехав до города Грозный, мы наконец погрузили свои вещи в машину.

На привокзальной площади было грязно, машины с трудом выезжали из этой жижи. С большим трудом мы доехали до дома в селение Гехи. Меня встретили незнакомые люди и совершенно другая жизнь.

Пришлось на время забыть о школе, которая находилась в километре от дома, чтобы немного обжиться на новом месте. Я увидел, что здесь совсем другой климат: весной на улице расцветали деревья.

В семье произошли некоторые изменения: у мамы и Юсупа родился сын, ему дали имя Таус. Рос он полненьким, в восьмимесячном возрасте ещё не мог сидеть. Мне же пришлось заново учиться в первом классе (1959 год).

В селение Гехи было так много больных людей, что вскоре нашу школу перестроили в больницу. Всех учащихся перевели в другую школу, чуть дальше, за рекой, от дома полтора километра. Но потом закончилось строительство большой 2-х этажной школы № 1, и мы наконец-то начали учиться.

Hazant_Abdareshid

Однажды, после семейной ссоры, моя мать уехала к родственникам, оставив нас с братиком, который в то время страшно заболел (как потом оказалось, ему давали сырое молоко). Мы поехали за мамой, она вернулась, и мы снова стали жить вместе.

Но болезнь брата усилилась: его организм не переваривал пищу. Врачи ничего не понимали. Таус умер. Ужасное наказание для моего отчима – это был 15-й ребёнок.

Наступила весна: во дворе росла зелень, приятный запах свежести выгонял из моей памяти образ суровой метели. На улице было тепло, и я захотел сходить на могилу брата.

На кладбище я увидел единственное дерево – ранний абрикос – это было растение удивительной красоты. Я расчистил могилу брата от зарослей и вернулся домой, где меня ждала ежедневная работа – прополка огорода и уборка ненужных веток в саду.

Днём мы учились, занимались своими делами, а вечерами ходили на вечеринки, которые устраивали в частных домах. В выходные мы посещали кино, несмотря на то что клуб был далеко.

Рядом с нами было футбольное поле: в свободное время мы устраивали соревнования между сельчанами, а в школе играли с районными учебными заведениями.

Наши школьные годы прошли быстро и незаметно. Приближались экзамены, после которых мы отмечали выпускной вечер, после чего нас повели на экскурсию в горы, где было холодно, несмотря на то, что в нашем селении был тёплый и ясный день.

Мы вышли из автобуса и сразу же окаменели: в некоторых местах лежал снег. Было так холодно, что любовались красотами кавказских гор мы совсем недолго. Окончательно замёрзнув, мы приняли решение вернуться домой.

После восьмого класса знакомый предложил мне поехать на заработки. Мать сначала не разрешала мне ехать в такую дальнюю дорогу, но потом отпустила. Я уже имел понятие о строительстве (мы сами построили свой дом), и мы с приятелем создали бригаду, где я был самым молодым.

Работа в Оренбургской области и домашняя жизнь

На моей родине каждый второй имел представление о стройке. После возвращения всем приходилось строиться самостоятельно, и я не стал исключением – с работой я справлялся на отлично.

Нам предложили построить зерновой склад размером 100 м в длину и 18 м в ширину. Склад должен был строиться из старого материала, которым послужили разобранные деревянные дома.

Мы работали от зари и до зари: хотели успеть до того, как созреет зерно. Работали качественно, в высоком темпе – председатель был очень доволен. Покос начался, когда мы уже готовили крышу, но даже с такой тяжелой работой мы умели находить время для развлечений.

Однажды вечером, когда я отдыхал после тяжелого рабочего дня, прибежал с криком мальчишка: “Алик (меня прозвали Алексом), наших девчат уводят!” Я не знал этих девчат, но все равно встал и пошёл с пареньком. Мы догнали эту группу парней, попросили отпустить девчат.

Сама ситуация была напряженная – один даже вытащил нож. Но когда я объяснил, кто я и почему здесь, мы решили вопрос мирным путём. Я забрал девчат, которых толком даже по имени не знал. Как потом выяснилось, они тоже приехали с Северного Кавказа, из Ставропольского края. Мы вернулись в клуб, где я все объяснил ребятам с бригады.

Шёл третий месяц нашей стройки – надвигалось время дождей, зерно начали выгружать на площадку, председатель попросил дать разрешение на то, чтобы засыпать зерно в склад. Это было опасно, так как в то время должны были работать люди на транспортёре.

Мы уже сделали крышу на одну треть и разрешили засыпать зерно в склад на свой страх и риск. Для зерна на площадке было опасно.

Мы сдали работу как раз когда закончилась уборка. Зерно было спасено. Дожди пошли когда мы уже собирались домой. Все нас благодарили за качественную и быструю работу. Пришло время расчёта.

Мы прошлись по магазинам, купили одежду себе и подарки родственникам. Собрались в путь и уже через несколько суток вернулись домой. Снова началась домашняя жизнь.

Из-за работы я опоздал в девятый класс и мне пришлось пойти учиться в вечернюю смену. Ходил в школу за полтора километра, ночью. У меня не было даже фонарика, но я нашел выход: взял консервную банку, прибил палку и засыпал золу, налил солярку, зажёг – и получился готовый фонарик, так и ходил в школу.

У меня стали появляться мечты о музыке. Раньше магнитофон был дорогим удовольствием, однако у меня оставались деньги со стройки, и я купил себе бобинный магнитофон “Астра-4” с четырьмя дорожками.

Я записывал на магнитофон всё, что мне нравилось. Потом слушал сам и приглашал слушать друзей, а вечером ходил в школу. Так и закончился учебный год. Нужно было думать о новой работе, и я отправился на стройку.

Мы вновь все лето трудились на стройке и вновь в свободное время ходили на танцы и в кино. Мы были молоды и веселы, мы наслаждались каждым днем.

Стройка шла достаточно быстро, но мы все равно отставали от графика на три дня. Закончилось возведение стен, и мы начали строить крышу. Чтобы ускорить процесс, я работал бензопилой.

Крышу нужно было утеплять: между стропилами сделали перекрытие досками, а после уложили рубероид. Самая неприятная работа – засыпать навоз. Машины и тракторы привозили навоз, а мы с транспортером его поднимали на крышу. Но и это скоро закончилось. Мы подготовили объект к сдаче.

Перед отъездом домой, мы решили отметить окончание работы: зашли в магазин, совмещенный с пивной, где собирались местные мужики. Поздоровались. Я попросил продавщицу налить пиво: “Три кружки и ведро наполните”. И тут – все посмотрели на меня.

Продавщица спрашивает:
- У вас лошадь?
- Нет - говорю - друзья.
И ставлю ведро на стол мужикам.

Пришло время возвращаться домой – четверо суток на поезде. В вагоне-ресторане всегда было занято, пришлось бронировать стол во время поездки. Мы и там завели новые знакомства, веселее было в пути, дорога домой пролетела незаметно.

Армия моей мечты. ВВС

Mudaev_Akhmad

В десятый класс я тоже опоздал. Пришлось, как обычно, пойти в вечернюю смену. Уже подходило время службы, но меня не забирали в армию: я ухаживал за своими старыми родителями, больше было некому.

Раньше не имели права забирать в армию тех, у кого были нетрудоспособные родители, но моя мама была не против службы, поэтому пошла в военкомат и написала заявление, чтобы меня забрали в армию.

Началась моя армейская жизнь. В 1972 году, в ноябрьский призыв, всех везли на Восток, мы долго ждали на вокзале эшелона с Ростова, путь для Кавказцев был не близкий.

Все прибывали в г. Читу и оттуда распределялись по частям: меня назначили в стройбат, но так как я пришел по заявлению, я служил в ВВС. Нелегко было, но я трудностей не боялся – привык. В армии мне разрешили учиться в вечерней школе, и я закончил 11-й класс на службе.

Меня назначили водителем и дали мне машину. Водить я не умел и мне приходилось днем учиться в автошколе, а вечером – заканчивать одиннадцатый класс. Сослуживцы завидовали, а командир взвода злился, что в роте бываю мало, дал мне прозвище “Студент”. Прошли армейские два года, и я вернулся домой в 1974 году.

Шаги во взрослую жизнь в городе Грозный

Теперь надо было думать, как дальше жить. Мать торопила с женитьбой: начались знакомства то с одной, то с другой. И вот в 1975 году я женился. Переехал в город и жил на квартире, пришлось срочно устроится на работу.

Зять работал сварщиком. Он взял меня с собой и понемногу обучил сантехнике. Потом я устроился работать в организацию «КАВСАНТЕХМОНТАЖ». Мы работали по всей республике: в крупных домах, на заводах и фабриках – я набрался хорошего опыта, начал чувствовать себя уверенно.

Вскоре у нас с женой родилась дочка, в начале августа, в 1975 году. Буквально через неделю пришла комиссия с нашей организации по распределению квартир, они записывали членов семьи.

“Вы вдвоем и мать – всего трое?” – спрашивают меня, на что я отвечаю: “Четверо. Еще дочь”. Сотрудник задумался и сказал: “Ой, в следующий раз придётся увеличить жилплощадь”.

Работали на Бытовом корпусе завода. Раньше студентов закрепляли за определенными организациями, и нам приходилось обучать практикантов СПТУ. Мы старались вкладывать максимум усилий, чтобы они всему научились: монтаж сантехники – нелегкая работа, тут нужен большой опыт и хорошая практика.

Организация одобрила моё заявление на получение квартиры, и в конце 1976 года я получил жилье в 3-м микрорайоне. Нужно было обустраиваться. Времени у меня не было, так как запускали важный объект: зимой делали плавательный бассейн.

Часто я бывал мокрым с головы до ног. По утрам спецодежда была ещё замерзшей, и я безрезультатно пытался ее отогреть. Из-за этого начал часто болеть и оставаться дома с больничными, но однажды, несмотря на болезнь, меня все равно забрали на переподготовку.

Была зима – мы ночевали в открытом поле, а утром проходили учения. Подойдя после очередного дня к командиру, я всё ему объяснил, и мы пошли к генералу, который дал мне освобождение.

На следующий день я попал в больницу. Там я начал подумывать, что эта работа мне не подходит: меня тянуло на природу. Мои родственники тогда работали чабанами (пасли овец), и они нашли для меня арбузные бахчи в два гектара.

Жизнь бахчевника

Мы с матерью поехали на гектарное арбузное поле, разбили палатку и остались ночевать. Для меня эта ночь стала ужасной: повсюду что-то ползало. На арбузном поле было мало работы: нечего полоть, засухи, у многих пропадал урожай.

Однажды мать попросила пойти, выкопать яму на низменности. Я сделал глубину в два штыка – земля была сырая. Выкопал ещё два штыка – появилась вода. Я закричал от радости. Наш урожай не пропал, так как у нас был низкий уровень земли, а недалеко был пруд.

На поле были только арбузы, никаких сорняков. Подошло время сбора: таких сладких и вкусных арбузов я не ел в своей жизни. Арбузы собирали кучками, чтобы удобнее было грузить на машину. Стояла сильнейшая жара, а перевозить груз за 160 км – дело непростое.

Арбузы не успевали собирать, чтобы вывезти на продажу: все говорили, какие они вкусные. В конце сезона я отдал остатки урожая своему дяде и уехал домой.

Личная жизнь и освоение новой профессии.

Через месяц после моего возвращения родился второй ребёнок – мальчик. И, конечно же, появилась сильная потребность в деньгах. Зять предложил мне работать с ним в частном секторе, так как я был знаком с сантехникой, и я согласился.

Позже нас стали считать очень хорошими специалистами, стали приглашать в разные районы и сёла. Мы не успевали, пришлось подключать двух других знакомых специалистов.

Работали много, практически без выходных. Болеть было некогда. Иногда, когда удавалось освободить время, мы гуляли в парке, ходили в кинотеатры – такой день становился праздником.

На работу нужно было выходить в любую погоду, мой организм не выдерживал – чем дальше, тем хуже было со здоровьем. Болезнь продолжала усиливаться, я уже с трудом заканчивал работу. Пришлось ложиться в больницу.

Вылечившись, я поехал отдыхать на Чёрное море. Каждое утро, до завтрака, бегал купаться. После (весь день был свободен) играл в волейбол. Нас кормили четыре раза в день, давая возможность самостоятельно выбирать блюда.

Однако счастье длилось не так долго, и мне пришлось возвращаться в Грозный. Я снова начал думать, как жить дальше. Время близилось к осени.

Однажды, когда я поехал к матери, я встретил там своего родственника Руслана, который занимался ремонтом телевизоров, меня это заинтересовало, но у меня не было спец. навыков. Он сказал: “Сначала принимаем учениками, потом на работу”. Мне пришлось учиться на радиомеханическом производстве.

Я выучился, и меня приняли телемехаником третьего разряда. Начал осваивать новую профессию, каждый год сдавал экзамены по развитию навыков. Получил в итоге пятый разряд.

Это была интересная работа: появилось много знакомых, авторитет, предлагали вне очереди провести сетевой телефон.

Проводка сетевого телефона

Zaremka_Akhmadovna

Моя мать временно жила со мной, из-за того, что часто болела. Вызывать скорую было проблемой. Мне дали отпуск, и я решил, что пора провести телефон. Мы с матерью пошли в поликлинику и взяли справку о необходимости вызывать скорую.

Пошёл в управление телефонной станции и показал справку. Бегал я из кабинета в кабинет, мне отказывали. Тогда я решил обратиться к министру связи – пошёл к нему на прием, объяснил свою проблему и после короткого диалога получил от него обещание, что связь проведут.

На следующий день пошёл к начальнику связи. Меня приняли, правда, с неудовольствием, все нужные документы сделали и дали номер 77-57-49. Я спросил, когда проведут, на что мне ответили: “Через две недели”.

Подошёл в техническую часть и спросил, кто делает проводку в третьем микрорайоне. Нашёл специалиста и договорился, в тот же день провели телефон.

Я сразу же позвонил сестре: звонку она удивилась, даже, скорее, испугалась, думала что-то случилось с матерью. Я ее успокоил, сказав, что всё нормально, и сообщил номер своего телефона.

Поездка за музыкальной аппаратурой

Однажды у меня случилась неожиданная поездка в Ленинград (Санкт-Петербург), куда меня пригласили знакомые по торговле. Здесь я познакомился с Японской аппаратурой и кассетным магнитофоном “Шарп”.

Покупки приходилось делать через иностранцев, радиотехника мне тогда обошлась в 1800 рублей, третья часть от Жигулей (копейка, как называли первый выпуск).

“Шарп” стоил этих денег. Почему? Этот двухкассетный магнитофон имел следующие функции:

  • перезапись с кассеты на кассету;
  • запись с микрофона;
  • запись с автономного микрофона удаленного от 15 ÷ 50 метров в зависимости препятствие, передача по радиоканалу;
  • радио на Ультра - коротких, Средних, Длинных волнах;
  • диктофонная запись прослушку.

В то время не все могли приобрести дорогую аппаратуру, в продаже имелись дешевые магнитофоны и радиоприёмники, но это меня уже не устраивало.

Профессия “Оператор термопластавтомата”

Как я уже сказал, мне приходилось обучаться многим профессиям. Мой бывший физрук предложил мне стать оператором термопластавтомата. Снова пришлось обучаться и работать в другом районе. Особого выбора у меня не было, пришлось согласиться, да и зарплата была заманчивой.

KUASY-5000_800

Я не был информирован о состоянии оборудования, сказали, что нужно настроить, а там оказалась серьёзная поломка – пришлось заказывать детали и устранять неполадки, но не обошлось без посторонних специалистов.

На второй день привёз нужные инструменты и начал проверять электронику:

  1. Главный управляющий электроника, сотни платы с 1000 микросхемами;
  2. Силовая часть с высоким напряжением;
  3. Пульт управление.

У этого производства большая история, но я пишу о себе и своих способностях. Причина, почему заново требовалось взяться за другую работу – скупость хозяина: он не выплачивал обещанные деньги. Пришлось уйти и думать о финансах.

Бизнес предпринимателя, дальняя дорога

Предложения о работе поступали разные. Один сосед занимался бизнесом, был ИП и пригласил меня. Сосед договорился с человеком, который продавал бобинную пряжу, и взял в долг 5 тонн. Пришлось подготовить документацию, а это большая волокита.

В министерстве тогда были изменения, на улицах – митинги. Но нам удалось оформить перевозку пряжи. Загрузили, а на следующее утро тронулись в Череповец. Напарник мой остался дома, так как нужна была ещё машина под изделия ручной вязки.

Намучался я с этими медлительными водителями! На третьи сутки доехали до Ярославля, спросили у ДПС, как доехать в Большое село. Там водители нашли своих знакомых, начали пить и пришлось остаться на ночь. На следующий день доехали до Череповца, после обеда уже взвешивали и разгружали на склад пряжу.

Её оказалось больше 5 тонн, в болотистой местности она вся пропиталась влагой. Я не разрешил записать лишние килограммы. Склад, где выгружали, был сухим и жарким помещением. Сразу предупредил заведующую, что пряжу нужно хранить в прохладной комнате, а то вязальные машинки будут обрывать нитку.

Simac-Brother-KH-860

После выгрузки отпустил водителей отдыхать. Через 3-4 часа подъехала машина с моим напарником, которые выехали из Грозного спустя день после меня.

Хозяйка, у которой мы остановились, узнала, что я разбираюсь в вязальных машинках и попросила, чтобы я посмотрел её Советскую Ниву. Я сумел устранить неполадку.

С продажей пряжи произошла задержка. Доверили местному партнёру и выехали из Череповца в Москву. Взяли товара с собой, чтобы порожняком не ехать домой.

Всё бы получилось, если бы не пришлось погасить долг (за 5 тонн пряжи). Хозяин пряжи приехал из Грозного, переживал за свои деньги, время было неспокойное, октябрь 1992 года.

Приехал домой, а здесь шли митинги, работы не было, и моей семье пришлось заняться торговлей, чтобы прокормиться. Каждый старался на чём-то заработать. Приходилось закупать товар оптом в соседних регионах. Мы знали цену каждой копейке

Военное время. 1994 – 1996 и 1999 – 2009 годы

Мне нравятся слова одной женщины:

Я русская. Родилась и выросла в Грозном, мы все дружно жили, чеченцы - отличные ребята!!! За что их так не любят? В каждом народе есть нелюди! Не надо весь народ Чечни обвинять! Они мои братья!!!

Да, она права, в любой нации есть плохие и хорошие люди. Это хорошо видно в тяжелые времена, особенно в военные годы.

Семью я отправил в село, а сам остался в первую войну дома. От взрывов дрожала земля, спать ночью было невозможно. Самолёты сбрасывали днем ракеты на жилые дома, а вечером, особенно больше били снаряды артиллерия.

Однажды стояли во дворе, видим – летит ракета, а возле магазина мальчик бежит. Мы кричим ему: “Ложись!”. Он упал, и снаряд перелетел через нас, упав в частный дом. Узнали, что там, во дворе, сидел старик, ему на месте голову снесло – так и похоронили его без головы.

Самолеты стреляли в места скопления людей, во двор выходили с осторожностью, прятались в подвалах. Многие приходили ко мне в подвал, который я успел забетонировать и вычистить.

С водой были проблемы, и мы решили сделать ручную скважину: пробурили 6 метров и появилась вода, которая оказалась грунтовой. На следующий день собрались продолжить. Летали самолёты, было опасно. Остерегаясь налётов, пробурили 11 метров, зато в итоге появилась хорошая вода, поставили ручную качалку.

Grozny_killed

Ночью, когда затихали взрыв снарядов, все выходили смотреть телевизор. У соседа был портативный телевизор, он выставлял его во двор смотреть новости. Из соседних домов русские приходили смотреть.

Многие начали уезжать, в новых сообщениях не было утешения. Про эту войну можно написать целую книгу, но я рассказываю только лишь некоторые моменты.

Потихоньку утихла первая война. Когда она закончилась, люди начали думать, как жить, не имея денег и работы. Народ еще не успел оправиться, а буквально через 3 года уже началась вторая война – с 1999 по 2009 год.

В первом случае мы не ожидали, что самолеты начнут бомбить Грозный без предупреждения, во втором – нас предупредили и дали 48 часов на эвакуацию.

Вторая война затянулась на долгие годы, нам приходилось искать жильё в соседних республиках. Без машины было тяжело. Мы взяли только необходимое, а всё нажитое моей семьёй осталось в руинах. Что я могу сказать? Бог им судья. Однажды прочитал в интернете отзыв:

Да будьте вы все прокляты – кто причастен к этой войне! Сколько погублено невинных душ матерей, отцов, сестер, братьев? Храни Аллах мою Чечню, храни моих братьев и сестёр. У меня слёзы на глазах, когда вспоминаю, что пришлось пережить моей родной Чечне!

Многие не знают, что Грозный в 2003 году был признан ООН самым разрушенным городом на земле со времен второй мировой войны: для его восстановления была разработана специальная программа “ООН-Хабитат”, после военных действий город пришлось строить заново.

Ruined_my_apartment

На фото я стою у разрушенного дома. После войны большинству жителей Грозного некуда было возвращаться, было разрушено и уничтожено все нажитое.

Некоторые приезжали смотреть на руины, бывшие некогда их жильём, а те, кто не мог приехать, узнавали о своих домах у тех, кто мог их видеть.

Возвращение в руины Грозного

В 2010 году я вернулся в руины города Грозного: жить было негде, все, нажитое мной непосильным трудом, уничтожили. Я начал всё заново, стал собирать копейки на жизнь. Государство помогло – дали 50 000 рублей. То ли на хлеб, то ли за утрату имущества – непонятно.

Всего лишь пятьдесят тысяч... Не понимаю. У меня была немецкая мебель в зале и в спальне, вся квартира была забита товаром на миллионы рублей. Война всё уничтожила, а что осталось – растащили.

В 2010 году мне пришлось вернуться к старой специальности – делать отопление людям. Меня хвалили, я работал на крупных объектах. Однажды пригласили сделать отопление в двухэтажном доме, пришедший к хозяину гость сказал ему, что в прошлом я хороший участковый телемастер. Все, что оставила мне война – мое доброе имя.

После работы, вечерами, я читал книги по программированию. Создал несколько статистических сайтов по заказу, получил приличную сумму. Так началось моё увлечение языками веб-программирования – для меня это стало новым способом познания мира.

В 2012 году, когда я выполнял работу по отоплению, приехала машина с радиаторами, начали разгружать. После первой разгрузки 10-секционного чугунного радиатора оказалось, что я раздавил желудок. Пришлось бросить тяжелую работу и ехать лечиться в Ставрополь.

В 2013 году люди стали возвращаться в свои родные места, в этом же году мне предложили должность инженера-энергетика. Сначала я не решался, а через месяц мне снова позвонили, и я устроился на работу.

Theater_Concert_Hall

Я был ответственным инженером-энергетиком в театрально-концертном зале ГБУК. Работу свою выполнял добросовестно: знал, что это заведение посещали даже представители власти из-за рубежа. Но и тут не пришлось надолго задержаться.

Была безработица, молодых брали на работу, а старых работников увольняли. Меня и ещё нескольких работников уволили в 2015 году. Я начал искать работу в интернете, но наткнулся на большое количество мошенников.

В сентябре 2018 года начал обучение в проекте «Одна Семья», скоро уже второй год. Вот такая история моей несладкой жизни, я такой никому не пожелаю.


Дорогие читатели, если у вас есть вопросы – напишите в комментариях. Возможно, вам есть что сказать по поводу моей заметки – обсудим. Я освоил много специальностей и работал в разных сферах. Если вам нужен совет – я с радостью всем помогу.
С уважением к Вам Ахмад Гапурович!

2 комментария

  • Аватар комментатора Надежда Надежда
    Спасибо, Ахмад за твою историю, бедный чеченский народ пострадал от переселения, но... это наша история и мы ничего не поделаем. Семье вашей здоровья, счастья и процветания.Мир вашему дому! У меня к вам есть интересное предложение, звоните поговорим. С уважением Надежда Фильченко. респ. Адыгея.
    Ответить
    1. Аватар комментатора Ахмад Гапурович Ахмад Гапурович

      Спасибо Надежда! Звонить я могу но не желательно, я сестре мало звоню по одной причине на к..... желаю всего хорошего. С уважением к Вам Ахмад.

      Ответить

Добавить комментарий

Отправить комментарий Отменить

Сообщение